3 5063

Ритманализ и геополитика

Ритманализ и геополитика

Когда мы говорим о геополитике, мы всегда подразумеваем пространственную протяженность, однако в международных отношениях также существует такой термин как хронополитика, указывающий на актуальность времени (их промежутков, быстроты действия) в политике.

В данной статье я хотел бы коснуться концепции, разработанной Анри Лефевром, который предложил преодолеть противопоставление времени и пространства, предложив ритманализ – способ описания и понимания ритмов городской жизни. Книга с одноименным названием вышла через год после смерти автора в 1992 году, а на английский была впервые переведена только в 2004-м . Для Лефевра ритманализ, как и большая часть его творчества, неразрывно связан с городской средой и городским пространством.

Но мы можем расширить его на пространство государства, так как город в первую очередь является полисом, то есть политической формацией, а лишь потом урбанистической средой.

Исследователи творчества Лефевра, используя концепты каждодневного и социального пространства, развивают его мысль и делают акцент на cо-учредительность метрополии и колонии, а также феноменологическое (субъективное) и структурное (объективное), что позволяет нам удостовериться в адекватности такого подхода.

Понятие Лефевра о ритме относится к повторениям каких-то мероприятий с определенной частотой. Он идентифицирует два вида ритмов: циклические ритмы, которые включают в себя простые интервалы повторения, и чередующийся (или линейный) ритм. Примером циклического ритма является день, переходящий в ночь, и наоборот; линейный ритм мог бы быть потоком информации с телевизора. Дополнительно, ритмы могут быть вложены один в один; например, передача местных новостей с интервалами в течение дня и в течение недели, является примером вложенного ритма. Лефевр утверждает, что ритмы существуют при пересечении места, времени и выбросом энергии.

Сам ритм -  это “локализованное время” и “темпорированное место”, что может вполне соотноситься с историческими этапами государств, экономическими, социальными и политические программами.

По Лефевру существует 4 вида ритма:
- Аритмия, конфликт или диссонанс между или среди двух или более ритмов, тех, которые могли бы произойти (биологически) в больном человеке;
- Полиритмия сосуществование двух или больше ритмов без конфликта или диссонанса, которые предполагают аритмию;
- Эвритмия - конструктивное взаимодействие между или среди двух или более ритмов, тех, которые происходят в здоровых существах;
- Изоритмия - наиболее редкая ассоциация между ритмами, подразумевает эквивалентность повторения, меры и частоты.


При этом Лефевр отмечает, что ритмы — это не только то, что мы видим, обоняем и ощущаем, но и другое, то, что “представляет себя, не будучи присутствующим”.

Лефевр указывает, что “город и все городское не может быть составлено из знаков города”. Аналогично, и политика в пространстве не включает в себя исключительно политическое – в ней присутствуют этносы, культура, традиции, религии и, собственно, природа.

Мы можем наблюдать ритмы цикличные – это заседания парламентов и комитетов, встречи глав государств, международные саммиты, переговоры, выборы, реформы, военные маневры, начало и конец политического сезона, на который накладываются и многочисленные социальные циклы (например, графики учебы и работы, праздники).

Есть и линейные ритмы в политико-экономической жизни и международных отношениях – это транзит и поставка товаров и услуг, включая энергоресурсы; миграционные потоки, дипломатическое, культурное и экономическое взаимодействие, подрывная деятельность (спецслужбы, ОПГ, наркотрафик).

Кроме того, происходит наложение и давление одних ритмов на другие. Цветные революции, разрыв дипотношений, экономические санкции, меры превентивного воздействия с применением вооруженной силы можно отнести к подобным процессам.

Территорию также можно разделить по частоте и насыщенности ритмов. Северный Кавказ в отличие от уральского региона имеет более интенсивные ритмы и с точки зрения исходящих импульсов больше претендует на роль Хартланда в классическом понимании , в то время как Западная Сибирь и Приуралье, особенно полярные регионы превращаются в Хинтерланд из-за своей удаленности.

Для СНГ в целом можно проследить особые ритмы для каждой конкретной ситуации. В военном блоке ОДКБ существует свой ритм, связанный с заседаниями и военными маневрами. Туркмения в связи с тем, что имеет двойной нейтралитет, находится в более спокойном режиме, установив процесс добычи и перекачки газа. Переход к формату таможенного союза Беларусь-Россия-Казахстан увеличит грузопотоки в едином пространстве, которое увеличило свою протяженность от Мазурских озер до хребта Тянь Шань.

На наш взгляд для адекватной оценки геополитической ситуации в региональном и даже континентальном или мировом масштабе необходим просчет и анализ ритмов других государственных акторов – и в случае необходимости подстраивание под свой ритм или установление диссонанса. При этом немаловажную роль будет играть скорость или темпоральная точность принятия решений.

Необходимо также отметить, что Лефевр также предложил применять «ритманализ» на «спектральном» расстоянии . Если рефлексирующий странник прочитывает город с некоторой поэтической чувствительностью, то в «спектральном анализе» ритмы города рассматриваются с более отстраненной точки зрения. По Лефевру, например, открытое или закрытое окно: открывает нечто большее, чем визуальные картины. Перспективы мысленно продлеваются так, что смысл этого вида несет также и его объяснение… Смутность и горизонты, препятствия и перспективы мысленно угадываются, поскольку они усложняются, накладываются друг на друга до тех пор, пока сквозь них не проступит, не станет угадываться Неизвестное - огромный город. Для нас соответственно, это многомерное геополитическое поле со всеми действующими лицами.

В этом контексте Лефевр ввел такой термин как Oligopticon — он может быть переведен как «ограниченный обзор», просмотр лишь с наиболее выгодных точек. В нашем случае «олигоптиконом» вполне можно назвать позицию дипломатических чиновников и представителей властей Российской Федерации, которые не критически подходят к международным отношениям и геополитическим процессам, зачастую ставя себя исключительно в позицию выгоды, а не объективной реальности и позволяя себе навязывание чужих позиций и мнений. В отношении последнего им можно порекомендовать чаще практиковать экодипломатию, закрывая глаза на позиции других международных игроков, если она не выгодна России.

Комментарии

К примеру, учение Л.С. Берга о ландшафтных зонах (впрочем, как и о номогенезе) так и не получило развития. Наличие таких зон общепризнанно, но при этом они рассматриваются именно как феномены.

PS. И вообще, подход мсье А. Лефевра - очень, в высшей степени, правильный. Традиционно принято рассматривать историю и географию как совокупность феноменов. При этом общие объективные закономерности проявления и развития процессов во времени и пространстве совершенно упускаются. Либо, если и выявляются некие закономерности, то, опять же, как некие частные случаи (т.е. без выяснения их системной составляющей, системного значения) в рамках всё той же парадигмы феноменальности рассматриваемых явлений.

Интересный подход.
В отношении учения самого Лефевра (судя по тому, что написано в данной публикации) можно сказать, что оно скорее художественно-философское и поэтическое. В отношении же ритмов геополитики можно заметить некую иерархию ритмов и их разномасштабность, обусловливающую представление о соразмерности геополитических процессов и принимаемых решений. Скажем, на ритмы геологического масштаба, связанные с космическими явлениями (циклическими или линейными) геополитика повлиять не в силах; она конструируется в течение длительного исторического периода в рамках одного такого цикла (или проявления ритма). Но должна неизбежно учитывать условия, налагаемые этими циклами высокого порядка, и приспосабливаться к ним (иначе попросту обречена на неудачу и крах). К примеру, оледенение или же, напротив, таяние полярных льдов. Есть циклы исторические. Здесь, на мой взгляд, зарыта интереснейшая собака, поскольку геополитика проявляется именно в исторических масштабах (на открытую утром и закрытую вечером форточку она, если и влияет, то лишь как ритм более высокого или общего масштаба). К примеру, год 1612 - смутное время, ставленник Речи Посполитой в московском Кремле. Год 1812 - Отечественная война, Наполеон в том же Кремле. Год 2012 - тоже смутное время (полагаю, с этим трудно не согласиться). - Очень смахивает на некий 200-летний цикл геополитических "наездов" на конкретное территориально-этническое образование. Т.е., для геополитики, вероятно, характерен определенный диапазон ритмов.
В общем, с точки зрения обывателя полагаю, что вопрос стоит того, чтобы быть изученным.

Добавить комментарий