Война?

Война?

Вообще-то повод для войны Запада против России возник серьезный
Вообще-то повод для войны Запада против России возник серьезный. И дело вовсе не в аншлюсе Крыма. Крым, как и вся Украина – это предлог, не более. Дело в изменении глобальной конфигурации баланса сил.

После крушения СССР мир стал однополярным, с центром в Вашингтоне, так называемый pax аmericana. При Ельцине, а затем при Путине российская элита изо всех сил старалась встроиться в этот мир, «вернуться в мировое цивилизованное сообщество» (В.Путин), действуя с позиций побежденного в холодной войны. Но, как говорили древние, горе побежденным. На достойных условиях Путина с компанией мировые лидеры принимать в свой круг не захотели. Хуже того, вознамерились свергнуть его стандартным методом цветной революции.

Окончательно в этом убедившись, Путин развернулся на сто восемьдесят градусов и взял курс на построение развитого разбойного капитализма с собой в качестве пожизненного тирана в одной отдельно взятой стране России. В такой ситуации от Запада ему нужно отгородиться железным занавесом, а то америкашки рано или поздно все равно устроят майдан на Красной площади или еще какую пакость.

А тут, как на блюдечке с голубой каемочкой, очередная заварушка на Украине и обособление Крыма (да и всего юго-востока страны) от Киева, где власть захватили отмороженные западенцы. Путин Крым и прибрал, прекрасно понимая, что Вашингтон крайне болезненно отреагирует на такой нахальный вызов американской гегемонии.

В результате Путин стал выглядеть в глазах непосвященных граждан РФ национальным героем – собирателем земель русских, а в глазах мировой общественности – международным героем, не побоявшимся открыто бросить вызов заокеанскому гегемону.

Таким образом, впервые со времен исчезновения СССР обозначился альтернативный полюс силы, грозящий реставрацией двухполярной мировой системы. Американцев с их тупым диктатом никто не любит, даже европейские вассалы, которые вынуждены покорно плестись в фарватере политики Вашингтона. Об остальных и говорить нечего. Но одно дело молча не любить, и совсем другое – открыто послать на три буквы. Не хватает на это духу ни у китайцев, ни у индусов, ни у прочих крупных держав (мелкие моськи, лающие на американского слона, не в счет).

А у Путина духа хватило, что сразу поставило его в положение лидера антиамериканского освободительного движения, а Россию в позицию полюса геополитического притяжения, альтернативного США. «Национальный лидер» такой смелый потому, что американский империализм страшит его гораздо меньше, чем русский народ, возмущенный антинациональной и антисоциальной политикой его режима. Отсюда и Крым, и патриотическая риторика, и отчаянная храбрость перед лицом разгневанного гегемона – что угодно, лишь бы умерить внутрироссийский протест.

Как бы там ни было, изменение расстановки сил на мировой арене есть свершившийся факт, пока не получивший развития в виде оформления международной антиамериканской коалиции, но это лишь вопрос времени. Истерика в Вашингтоне по поводу Украины говорит о том, что американцы не хотят давать России это время, но не знают, как помешать международному процессу, запущенному присоединением Крыма.

Стандартный майдан в Москве сейчас не организуешь, после киевских-то событий, напугавших обывателя. На дворцовый переворот в Кремле тоже надежды мало, хотя именно в этом направлении работают выборочные санкции США против российской правящей «элиты». Люди честно крали деньги в России и прятали их на Западе, загодя вывезли туда жен и детей, а тут такой облом – арест счетов и имущества. И все из-за амбиций «национального лидера», «крышевавшего» этот процесс. «Элита» недовольна и может попытаться сменить «крышу». Но чем это кончится, вилами по воде писано. А время не ждет.

Экономическое удушение новорожденного (а на самом деле воскресающего) геополитического полюса тоже дело сомнительное ввиду всеобщей к нему симпатии в атмосфере глобальной американофобии.

Остается война, которой пугают людей некоторые аналитики. Не крымская война, конечно, а большая война Запада против России по образцу Наполеона или Гитлера, в которую неизбежно перерастет любой вооруженный конфликт между противостоящими сторонами. Возможно ли это?

Конечно, в Вашингтоне сидят люди неадекватные, болеющие манией величия. От таких можно ждать чего угодно. Но все равно война маловероятна.

Прежде всего, никто не отменял ядерного сдерживания. В сфере стратегических ядерных вооружений имеющийся у России потенциал позволяет превратить в радиоактивный пустыню не только территорию США, но и всю поверхность планеты. Понятно, что мегатонные боеголовки сделаны не для того, чтобы ими швыряться, а для того, чтобы они лежали на складах и все их боялись – это и есть сдерживание. Но, с другой стороны, как подметил театральный классик, если в первом акте ружье висит на стене, то в третьем оно должно выстрелить.

Тем более что сейчас ядерный порог – состояние вооруженного конфликта, побуждающее одну из сторон применить атомное оружие – критически низок. За два десятилетия «демократии» в России Запад получил подавляющее преимущество в обычных вооружениях, и российская армия быстро столкнется с необходимостью использовать тактическое ядерное оружие, чтобы компенсировать свое отставание. А где тактическое, там недалеко и до стратегического, ядерную войну стоит только начать, а заканчивать будет уже некому…

Да и без атомной бомбы большая война в современной Европе суть изощренная форма самоубийства. Субконтинент напичкан ядерными электростанциями (на одной Украине их четыре) и не менее опасными для жизни промышленными производствами. Массовое применение тяжелых вооружений, пусть даже самых высокоточных, неизбежно приведет к разрушению части этих объектов и экологической катастрофе. Иначе говоря, воевать просто негде. Разве что, как в песне Высоцкого, перенести военные действия на Луну, пускай там «по ракетам и антиракетам анти-антиракеты летят». Или на худой конец в Антарктиду…

Остается воевать по старинке, стрелковым оружием, да полевой артиллерией, причем последней очень осторожно, чтобы, упаси Господь, не попасть куда не надо. Но войска НАТО к такой войне, предполагающей непосредственный контакт с противником, не приспособлены категорически.

Потому как демократия и права человека. В традиционно сильнейшей из европейских армий, немецкой, можно наблюдать сцену, когда капрал перед строем отделения публично извиняется перед рядовым за то, что ненароком покоробил его нежную педерастическую душу… Про остальных и говорить нечего.

Личный состав вооруженных сил запада в его нынешнем качестве не может выдержать противоборства с русской армией. Никогда раньше не мог, а сейчас, после «общеочеловечивания», тем более. Пострелять из безопасного далека, как в компьютерной игре, «демократические» (в смысле педерастические) солдаты горазды, а вот в рукопашной сойтись им слабо.

Так что войны в традиционном смысле слова быть не должно. Самое большее, натовский спецназ поучаствует в гражданской войне на Украине, которая стремительно погружается в очередную «руину». Но в таких заварушках воюют все против всех: батька Махно против батьки Буденного, батька Ангел против батьки Мельника и т.д. Батька Джон ничего к общему бардаку не добавит. Разве что вместе с российским спецназом займется обороной ядерных объектов на незалежной территории хаоса, но это не война с Россией, а совсем другое дело.

Значит, рассуждая логически, можно спать спокойно и войны не бояться. Но это если логически…


Александр Никитин
Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»

Последние новости
Последние несколько дней мир пристально наблюдал за попытками российских и западных дипломатов договориться…
О бесполезности и опасности регулярных «бустерных» уколов сегодня говорят научные сообщества в Израиле,…