Ребята не понимают…

Ребята не понимают…

Государство обычно возникает как механизм управления делами одного народа

Перипетии вокруг событий на Украине в очередной раз выявляют фундаментальное непонимание Западом сущности русской нации. Они там, за бугром, не то чтобы все поголовно тупые невежды или злонамеренные лгуны, вовсе нет. Просто очевидных для русского человека вещей они не видят в упор потому, что в западном сознании отсутствует такая единица мышления как «биологическая нация». В русском же национальном мышлении это центральная категория, даже если большинство людей ее не осознают, механически употребляя слово «народ».

Между тем, «народ» по-русски - это прежде всего сообщество кровных родственников, потомков одного общего прародителя, который, по подсчетам генетиков, жил на среднерусской равнине около четырех с половиной тысяч лет назад. Его дети, внуки, правнуки, пра-пра-пра и еще много раз правнуки расплодились и расселились по необозримому пространству.

В процессе территориальной экспансии эти люди, сохраняя свою генетическую идентичность, унаследованную от первопредка и обозначенную в Y-хромосоме ДНК биологическим маркером R1a1, образовали ряд великих цивилизаций в Евразии: уральскую цивилизацию городов, древнеиндийскую и древнеиранскую цивилизации, которые называют арийскими, и современную русскую цивилизацию. В культурном отношении цивилизации рознятся между собой, поскольку они формировались в различных природных и исторических условиях. Но биологически их создатели идентичны друг другу в том смысле, что у них наличествует кровь основателя рода с ее особой генетической меткой в ДНК. Эта биологическая популяция является отдельной расой – арийской, по названию племен, часть которых три с половиной тысячи лет назад мигрировала с территории современной России в Индию и Иран.

Раса подразделяется на народы, которые идентичны друг другу в генетическом отношении (имеется в виду стабильная часть генома, а не переменная, определяющая внешние признаки). Но по языку и культуре единокровные народы отличаются друг от друга ввиду того, что, разнесенные судьбой в пространстве, отдельные единокровные сообщества-народы за тысячелетия жизнедеятельности в разных средах накопили существенные особенности. Критическая сумма таких различий, при которой люди разных народов перестают понимать друг друга, представляет собой квалифицирующий признак образования на единой биологической основе разных народов. (Между российскими русскими и украинскими русскими подобных различий нет – это один народ.) Таким образом, народы представляют собой самобытные сообщества кровных родственников – носителей общей народной культуры.

Современный русский народ занимает жизненное пространство от Камчатки до западных границ Польши, на котором биологические русские (в древности их называли ариями) составляют большинство населения. Дальше на запад, по мере приближения к Атлантике русских живет все меньше. В Восточной (за исключением Польши) и в Западной Европе доминируют иные народы, в основном кельтского (гаплогруппа R1b) и германского (гаплогруппа I) происхождения.

«Народ» превращается в «нацию», когда он создает собственное государство и становится благодаря этому полноценным субъектом международных отношений. Эти отношения только называются «международными», а на самом деле являются «межгосударственными» - государства взаимодействуют с другими государствами, а не с населяющими их народами (в одной России сейчас живут под две сотни разных народов, но в системе мировой политики их представляет одно государство – Российская Федерация).

Государство обычно возникает как механизм управления делами одного народа. С образованием государства народ становится нацией, а его государство, соответственно, национальным государством - мононациональным. Со временем, по мере территориальной экспансии в состав государства вливаются другие народы с их землями, и национальное государство делается полиэтническим, сохраняя при этом свой изначальный мононациональный характер благодаря доминированию в жизни государства государствообразующего народа, как это происходит в России. Русский народ образовал и продолжает образовывать российское государство, несмотря на нерусскую власть, управляющую им последнее столетие.

Но бывает и иначе. Например, четыре разнонациональные общины сплотились в успешной войне против австрийских феодалов и решили впредь жить вместе, образовав для этого Швейцарскую конфедерацию – многонациональное государство. Либо в результате династических разборок великих держав было создано Бельгийское королевство, многонациональное ввиду изначального присутствия в нем двух разных и примерно равновеликих общин, фламандской и французской.

Отдельная категория государств – государства иммигрантские. Это все страны западного полушария, Австралия и Новая Зеландия. Их население параллельно с геноцидом аборигенов формировалось путем индивидуальной и групповой иммиграции из разных стран и частей света. Поначалу колонии, на фундаменте которых выросли такие государства, были мононациональными, в основном английскими в Северной Америке, Австралии и Новой Зеландии, а в Центральной и Южной Америке испанскими и португальскими. Но по мере дальнейшего притока населения из Европы и Азии и завоза рабов из Африки этническая идентичность населения иммигрантских государств оказалась размытой до неузнаваемости.

Культурная доминанта отцов-основателей сохраняется на государственном уровне в виде государственного языка, права и некоторых других институтов. Однако нельзя говорить о наличии в иммигрантских странах «народов» в привычном для нас смысле слова, то есть как о сообществ кровных родственников с единой культурой. Там и кровь разная, и культур множество. Термин «народ» применительно к этим странам (например, «американский народ») по-русски означает «разноплеменное население». Соответственно, там нет биологической нации, образующей свое национальное государство. Там есть только политическая нация – государство без однородного биологического фундамента. Формула биологической нации – «народ+государство», формула политической нации – «население+государство».

Именно поэтому американцы, которые судят о других по себе, не в состоянии понять русского отношения к Украине. «Джоны, не помнящие родства», не сознают, что Украина для русских не то же самое, что, например, Техас для американцев. Техасом больше, Техасом меньше, для жителей США особой разницы нет. Уйди Техас, чуть сократится территория страны, чуть меньше поступит в казну налогов – для политической нации обидно, но не критично, а биологической нации в Америке нет.

Для русских же отделение Украины от России представляет собой не только раскол политической нации, Российской империи, но и, главное, расчленение тела русской биологической нации. Потому что на Украине живут наши кровные родственники, родные братья, точно такие же русские люди, как и мы сами. Отделись Техас от США, для американцев это будет небольно, потому что это не усечение биологического тела народа, которого в Штатах не существует. А для русских отделение Украины крайне болезненно - ампутация народной плоти по-живому и без наркоза.

Ладно бы еще отрезали и оставили в покое. Два русских государства (плюс Белоруссия, но там особая история) само по себе есть нонсенс. Со временем искусственное разделение непременно будет преодолено, потому как принцип «одна кровь – одна почва – одно государство» является универсальным и всегда в конечном счете берет верх в силу естественного хода вещей. Какое-то время можно пожить и порознь, не беда, такое уже случалось.

Но нет, чтобы закрыть перспективу воссоединения, враги нации еще и вознамерились убить на Украине русский дух при помощи насильственной «украинизации», суть которой сводится к выкорчевывании из русского тела украинского народа его русских культурных корней. А это ничто иное как духовный геноцид, и терпеть его русская нация не станет ни при каких условиях.

Для русских возвращение Крыма означает приживление оторванной части народного тела. Для американцев же такое отношение непонятно, они видят в этом аннексию чужой территории, больше ничего. Вашингтонские ребята нас не понимают, и не потому, что глупые, а потому, что у них самих все устроено иначе.

Европейцы, судя по социологическим опросам, отношение русских к Украине понимают лучше. Хотя острота вопроса и до них не доходит в полной мере в силу особенностей этнической природы европейских государств. Там ведь нации на самом деле тоже политические, биологических нет. Они сложились в Средневековье на обломках Западной Римской империи в результате интеграции племен разного биологического происхождения, в основном кельтского и германского.

Полтора тысячелетия смешанных браков и формирование на этой основе относительно гомогенной европейской культуры, возникшей как симбиоз античности и западного христианства на кельтско-германской этнокультурной почве, породили современные европейские нации, очень близкие в культурном отношении, но не гомогенные, а смешанные в отношении биологическом.

Ведь кто такой «француз» по крови? Кельт, германец или средиземноморский семит (таких там тоже много)? Возможны варианты, в отличие от «русского», у которого и кровь, и культура русские без вариантов. Поэтому «француз» есть феномен культурный, а русский – не только культурный, но еще и биологический. Отсюда, из генетической неопределенности выросла и сформулированная во Франции концепция политической нации, абстрагирующая биологические различия между народами и якобы единственно верная.

Для Европы с ее биологической чересполосицей – да, единственно верная, но Россия-то устроена иначе. Изначально это русская биологическая нация (русский народ + русское государство) – Русь. Россией, на византийский манер, страна стала называться в ходе строительства русской империи, интегрировавшей другие народы с их территориями и создавшей таким образом политическую нацию (разные народы + российское государство). При этом российская политическая нация как сообщество сограждан имеет, в отличие от политических наций Европы, государственное ядро в лице русской биологической нации, в силу чего государство сохраняет свой изначальный русский национальный характер.

Именно от этого ядра враги народа откололи куски – Украину и Белоруссию. Потеря других, нерусских республик СССР не воспринимается русским народом как удар по нации. Потерять Таджикистан, например, для русского человека все равно, что для американца потерять Техас, поскольку там живут чужие люди, не родственники. Всякие евразийцы, конечно, ностальгируют по империи с преимущественно нерусским населением, каковой был СССР, но русское общество к этой идее равнодушно.

Русскому человеку что Таджикистан, что Монголия, что Малайзия все равно, ведь русские там не живут. Есть эти земли в составе русской империи – хорошо (да и то неочевидно), нет их – и слава Богу. А вот русская Украина и русская Белоруссия должны быть вместе с Россией, иначе никак.

Западным ребятам лучше бы это поскорее понять и не лезть в русские дела. Ведь от таких геополитических непониманий могут случиться большие беды…


Александр Никитин
Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»

Последние новости
С начала СВО и горячей фазы гибридной войны с Западом прошло полгода. Народный…
Об этом говорится не прямо, но этим  буквально пропитана каждая строчка доклада авторитетной…
Четыре докладчика ООН призвали Израиль прекратить преследовать и издеваться над правозащитниками и спасателями…