Первое открытое заседание по делу Квачкова прошло в Мосгорсуде

Первое открытое заседание по делу Квачкова прошло в Мосгорсуде

В Мосгорсуде прошло первое открытое заседание по делу полковника ГРУ в отставке Владимира Квачкова
Первое открытое заседание по громкому делу полковника ГРУ в отставке Владимира Квачкова и питерского пенсионера Александра Киселева состоялось вчера в Мосгорсуде. Обвинение пыталось доказать, что они с соратниками готовили вооруженный мятеж. В частности, в их планы входил захват войсковой части в городе Ковров.

Процесс стартовал 31 октября. С тех пор прошло уже несколько заседаний. На последнем из них, 9 ноября, защите удалось убедить судей, что ничего секретного в деле нет. Те согласились частично открыть процесс, пустив публику на те слушания, когда не будут изучаться два засекреченные следствием тома.

Плацдарм для наступления

По ходатайству прокурора Александра Ремизова сегодня допросили двух свидетелей. Первым место на свидетельской трибуне занял 47-летний Константин Налецкий, начальник службы ракетно-артиллерийского вооружения войсковой части в Коврове Владимирской области.

По версии следствия, именно эту часть Квачков и его соратники собирались захватить — чтобы переманить на свою сторону личный состав и воспользоваться имеющимся в части оружием. По версии обвинения, войсковая часть в Коврове должна была стать плацдармом для дальнейшего восстания.

Согласно материалам дела, Квачков — один из лидеров движения «Народное ополчение имени Минина и Пожарского» — готовил в стране переворот. По его заданию в Тольятти, Самаре, Владимире и других городах из числа патриотически настроенных молодых людей и офицеров, попавших под сокращение в результате реформы Вооруженных сил, создавались боевые группы ополченцев. По сигналу из штаба «Народного ополчения» эти люди должны были захватить и разоружить расположенные в этих регионах воинские части, а затем отправиться в поход на Москву.

Отвечая на вопросы прокурора, Константин Налецкий сообщил, что часть в Коврове была хорошо вооружена, так как на ее территории базировался зенитный полк. В частности, на вооружении военных находились автоматы АК-74, пулеметы РПК, гранатометы РПГ-7, боеприпасы, пусковые механизмы и установки

«А сколько времени нужно, чтобы привести в боевую готовность пусковые установки и ракеты?» — подключился к допросу Квачков.

Оказалось, что это дело не минутное. «Чтобы подготовить танк, нужно машину отправить на склад, силами личного состава загрузить боеприпасы, это примерно 20 минут. Потом подготовка танка занимает еще почти час», — пояснил свидетель. По его словам, со многими другими видами вооружения процедура еще более длительная.

Свидетель сообщил, что склады хорошо охранялись, просто так пройти туда и взять оружие никто не мог.

Как выяснилось, о готовящемся захвате войсковой части Налецкий узнал от сослуживцев, так как сам в это время был в отпуске. «Говорили об угрозе захвата оружия и боеприпасов. Кто-то где-то пытался призвать народ к бунту, в связи с этим оружие сдавалось на склад, усиливалась охрана, ворота заваривались, чтобы предотвратить их захват», — заявил Налецкий.

Следующий свидетель — психолог военного учебного центра воинской части в Коврове Валерий Аввакумов — рассказал, что работает там уже более 30 лет. Специалист отделения профессионального психологического отбора признался, что слышал о работе по усилению охраны гарнизона. Он отметил, что учебный центр, который насчитывает 70 офицеров и 150 солдат, является лучшим в России.

«А методиками психо-физиологического отбора предусмотрено выявление готовности личного состава к подавлению народного бунта? К участию в народном бунте?» — задал вопрос Квачков и получил отрицательный ответ.

Причина, по которой свидетеля вызвали в суд, стала ясна после того, как по ходатайству гособвинителя был оглашен протокол осмотра предметов, изъятых в квартире Квачкова на Бережковской набережной в Москве. Там, в частности, нашли схему воинской части в Коврове, на которой была рукой написана фамилия Аввакумова. Правда, оказалось, что она была написана с ошибками: Аввакумов был назван «Абакумовым». «Имя и отчество мои, но фамилия написана с грамматическими ошибками, можно сказать, что она не моя», — сказал свидетель, добавив, что с Квачковым не знаком. Саму схему воинской части он назвал дилетантской.

Во второй половине дня прокурор предложил перейти к изучению письменных и вещественных доказательств.

Литература, деньги и оружие

В частности, был оглашен протокол обыска в квартире Квачкова, который проводился в июле 2010 года, а также протокол осмотра изъятых там предметов и документов.

В доме подсудимого изъяли билет на поезд до Воронежа, расписание электричек «Москва-Сергиев-Посад», два ножа, 183 тысячи рублей, 10 тысяч долларов, две коробки с договорами с контрактами на услуги сотовой связи МТС и «Мегафона», диски с надписью «Смерть оккупантам», 14 листов текста, озаглавленного «Политическая борьба 71 года», книги «Психология мирового господства» и «Я русский и делаю русское дело», упаковку с удостоверениями ополченцев «Минин и Пожарский», а также много брошюр, газет и листовок ополчения, флаги, нашивки и шевроны Народного ополчения. У Квачкова нашли также обращение к Всероссийскому офицерскому собранию.

Примечательно, что на признании этого документа экстремистским настаивает прокуратура Волгограда. Завтра в Волгоградском горсуде состоится заседание по этому поводу. В связи с этим событием с процесса в Мосгорсуде отпросились двое из трех защитников Квачкова.

В списке изъятых у подсудимого предметов значатся портативная радиостанция, антенна, коробка с руководствами по использованию радиостанций, два травматических пистолета, коробки патронов с резиновыми пулями. Разрешение на хранение и ношение оружия у Квачкова отсутствовало, сказал прокурор.

 Все время пока зачитывались документы, Квачков выглядел невозмутимым и подал голос лишь один раз, поправив гособвинителя: он заявил, что дверь в его квартиру была не открыта, а взломана.


Старые и новые обвинения

Заседание продолжится 19 ноября допросом свидетелей обвинения. Напомним, что Владимир Квачков стал известен после скандального покушения в 2005 году на бывшего главу РАО «ЕЭС России», а ныне руководителя корпорации «Роснано» Анатолия Чубайса. Квачкова, а также бывших десантников Роберта Яшина и Александра Найденова и сына бывшего министра печати Бориса МироноваИвана - обвиняли в совершении этого преступления. Но присяжные дважды оправдывали их. В последний раз это произошло в августе 2010 года.

Вскоре после освобождения Квачкова снова арестовали. Владимиру Квачкову и проходящему вместе с ним по делу Александру Киселеву (его следствие считает «связным» ополченцев в Санкт-Петербурге) теперь вменяется «покушение на организацию вооруженного мятежа» (статья 30-я, статья 279 УК) и «вовлечение лиц в террористическую деятельность» (часть 1-я статьи 205.1 УК).

Последние новости
Фаина обратилась к Зеленскому с просьбой закрыть «Миротворец» — ответом стал трехчасовой обстрел…
Пока все обсуждали новый виток коронабесия и заявление президента про умеренный консерватизм, тема…
Несмотря на почти одинаковые заявления и ковидную политику высших должностных лиц РФ и…