Наш ответ английскому флоту

Наш ответ английскому флоту

Баланс сил в Средиземном море складывается в пользу российской корабельной группировки

На фоне натовских учений Sea Breeze в Черном и восточной части Средиземного морей некоторые американские специалисты, а вслед за ними и «эксперты» из России заговорили о «смешном» российском ответе, в частности о том, что группировка Российского флота, развернутая у берегов Сирии, слишком слаба, чтобы составить сколь-нибудь серьезную угрозу для флота НАТО.

Действительно, судя по открытым источникам, боевых кораблей РФ в этом важном оперативном районе немного. В восточной части Средиземного моря вблизи берегов САР развернута корабельная группировка в составе ракетного крейсера «Москва», фрегатов «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров», а также двух дизель-электрических субмарин проекта 636.6 «Старый Оскол» и «Ростов-на-Дону».

Однако надо иметь в виду, что на авиабазе «Хмеймим» находится авиация, которая будет поддерживать действия нашей корабельной группы, если встанет вопрос о бое с флотскими силами НАТО. Что может быть развернуто, возможно оценить исходя из данных открытых источников и с учетом оперативной емкости авиабазы.

Известно, что пару недель назад на «Хмеймим» переброшено несколько самолетов (сколько не называется, но предположим, что речь идет об одном-двух звеньях) дальней авиации Ту-22м3 и МиГ-31БК с комплексом «Кинжал».

Можно не сомневаться, что на авиабазе имеются и самолеты ДРЛОиУ А-50. Их количество, учитывая общий наличный состав этих ЛА, вряд ли превысит пару машин. Кроме этого, там могут находиться прибывающие из России и готовящиеся к обратному вылету два или три Ил-76. Еще известно, что на «Хмеймим» базируется некоторое количество самолетов разведки Ил-20, вероятно, не более двух машин.

“ Российская корабельная группировка в Средиземном море и силы ВКС на авиабазе «Хмеймим» вполне отвечают сложившейся ситуации, располагаемым в этом районе корабельным силам НАТО ”

Если предположить, что оперативная емкость авиабазы около 60 самолетов (что характерно для многих авиабаз НАТО, судя по опыту развертывания их авиации в ходе войн и вооруженных конфликтов конца XX и начала XXI века), то еще можно разместить там по эскадрилье Су-35 и Су-34. Остальное пространство базирования займут 12–16 вертолетов разного назначения. Вполне могут оказаться и машины РЭБ.

Как известно, авиабаза «Хмеймим» прикрыта батареями ЗРК С-400. У комплексов максимальная дальность поражения целей до 400 километров. Имея возможность ведения стрельбы за пределы радиогоризонта, ЗРК С-400 на этой дальности способны поражать и объекты на небольших высотах при наличии, естественно, соответствующего целеуказания.

Таким образом, в восточной части Средиземного моря создана не такая уж и слабая российская группировка. Она хорошо сбалансирована составом боевых единиц, обеспечивает возможность применения располагаемого оружия практически на полную дальность, а также прикрытие сил флота в море в вероятных районах его боевого применения как истребительной авиацией (причем из положения «дежурства на аэродроме», то есть почти полным составом), так и ЗРК С-400.

Флот НАТО представлен в этом районе британской авианосной группой в составе авианосца «Куин Элизабет» с охранением из английских эсминцев «Дефендер» и «Даймонд», фрегатов «Кент» и «Ричмонд», а также американского эсминца «Салливанс» и нидерландского фрегата «Эвертсен». Помимо этих кораблей, в состав английской АУГ входит новейшая атомная подводная лодка «Эститьют», на вооружении которой имеются крылатые ракеты большой дальности «Томагавк». В состав авиагруппы «Куин Элизабет» входят, судя по открытым данным, 18 самолетов вертикального (короткого) взлета и посадки (СВКВП) F-35В.

Если сопоставить эти силы с флотом, что имеет в этом районе Россия, то надо признать, что наша корабельная группировка будет представлять для британского соединения достаточно серьезную опасность.

Лондон против Москвы

Мне могут возразить – англичане не останутся одни, вместе с ними в бой с российским флотом вступят все силы НАТО в этом регионе, а также США и их союзники. Теоретически в боевых действиях против флота РФ и авиабазы «Хмеймим» могут принять участие контингенты Израиля, Турции, Франции, Италии, Саудовской Аравии и некоторых стран региона, в основном силами тактической авиации. Американцы могут выставить до одной-двух АУГ из состава шестого флота в восточной части Средиземного моря и одной АУГ из района Красного моря или северной части Индийского океана. Франция может послать АУГ во главе с авианосцем «Шарль де Голль».

Но это теория, на практике такое возможно только в случае начала третьей мировой войны, которая очень быстро, в считаные дни, если не часы, станет ядерной. Поэтому такой вариант условий столкновения флотов на востоке Средиземноморья рассматривать не имеет смысла.

Если же конфликт будет локальным, то надо тщательно проанализировать, какие из перечисленных стран примут участие. Израиль вряд ли – страна с Россией в хороших отношениях и имеет маленькую площадь. Рисковать, по большому счету, своим существованием Тель-Авив вряд ли решится. Не похоже, что и Париж рискнет единственным авианосцем ради поддержки англичан – Лондон со скандалом вышел из ЕС и тем самым противопоставил себя континентальной Европе. В Вашингтоне также понимают, что вступление в конфликт в этом регионе повлечет за собой российский ответ с высоким риском перерастания в мировую войну.

Что касается Анкары, то ей вступать в вооруженное противостояние с Москвой совершенно ни к чему. В этом случае ставится под угрозу турецкая политика проникновения в Закавказье, на Северный Кавказ и в Среднюю Азию, а значит, и глобальный турецкий проект Великого Турана. К тому же если президент Эрдоган на это решится, то Россия сможет создать достаточно мощную авиационную группировку, чтобы связать турецкие ВВС. Придется и флоту Турции в этом случае сосредоточить усилия в Черном море.

Таким образом, можно констатировать: в случае реального столкновения России и Англии в этом регионе вероятность того, что дело ограничится боем между российской КУГ, действующей при поддержке береговой авиации с «Хмеймим», и британской АУГ весьма существенна. Остальные постоят в стороне.

При этом британский флот, вероятно, не останется без поддержки самолетами разведки, РЭБ и ДРЛОиУ из состава ОВВС НАТО.

КУГ поспорит с АУГ

Что собой представляют противостоящие корабельные соединения?

Ядро российской КУГ – ракетный крейсер «Москва» проекта 1164. При полном водоизмещении более 13 тысяч тонн в качестве основного вооружения имеет комплекс ударного ракетного оружия «Вулкан» с боезапасом 16 ПКР. Максимальная дальность стрельбы до 700 километров. Основное зенитное вооружение корабля представлено многоканальным комплексом «Форт» (С-300Ф) с дальностью стрельбы до 90 километров. Боезапас 64 ракеты. Зенитные огневые средства самообороны представлены двумя одноканальными комплексами «Оса-МА» и тремя батареями по два 30-мм автомата АК-630. Противолодочное вооружение представлено двумя пятитрубными торпедными аппаратами, позволяющими применять противолодочные торпеды и ракетоторпеды, а также две РБУ-6000. Универсальная артиллерия представлена двухствольной АУ АК-130 калибра 130 миллиметров. Корабль имеет эффективные средства РЭБ для нарушения работы РЭС самолетов и ГСН ПКР. На крейсере предусмотрено базирование вертолета Ка-27.

Фрегаты «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров» построены по проекту 22350. Полное водоизмещение кораблей около 4500 тонн. Корпуса выполнены с использованием стелс-технологий, что позволило в разы снизить эффективную площадь рассеивания корабля, а соответственно его радиолокационную заметность.

Комплекс ударного вооружения фрегатов представлен шестнадцатью противокорабельными ракетами «Оникс», размещенными в двух универсальных установках вертикального пуска 3С14У1.

По данным открытых источников, зенитное ракетное вооружение корабля представлено ЗРК «Полимент-Редут», ракеты которого размещаются в четырех восьмиячеечных модулях. Полный боекомплект может включать в различных комбинациях ракеты большой дальности 9М96 и 9М96Е2 (дальность стрельбы последней достигает 120 км) по одной ракете в ячейку (всего 32 ракеты) или ЗУР самообороны 9М100 (дальность стрельбы около 10 км) по четыре ракеты в ячейку (всего 128 ракет), размещенных в установках вертикального пуска. Для поражения воздушных целей в зоне самообороны фрегаты оснащены двумя зенитными ракетно-артиллерийскими комплексами «Палаш», размещенными по бортам рядом с вертолетным ангаром.

Для поражения субмарин имеется ракетный комплекс «Медведка-2», две пусковые установки расположены побортно, по четыре противолодочных ракеты в каждой – всего восемь ракет.

Артвооружение корабля – 130-мм артиллерийская установка А-192, имеющая дальность стрельбы до 22 километров при скорострельности до 30 выстрелов в минуту. Система управления (5П-10 «Пума») и номенклатура боеприпасов позволяет использовать ее для поражения береговых, морских и воздушных целей. Авиационное вооружение фрегата – один вертолет Ка-27.

Подводные лодки проекта 636.6 «Старый Оскол» и «Ростов-на-Дону» отличаются очень низкой шумностью, что позволяет рассчитывать на упреждающее обнаружение ими новейших британских АПЛ типа «Эститьют». Во всяком случае, такое заключение можно сделать из истории обнаружения нашей субмариной аналогичного проекта такой английской подводной лодки и слежения за ней, что сорвало участие «англичанки» в ударе КР «Томагавк» по объектам в Сирии. Упреди британцы нашу ДЭПЛ, то, пользуясь превосходством в скорости хода, смогли бы и выполнить поставленную задачу. А этот эпизод дает основание рассчитывать на победу в подводной дуэли.

Основу британской АУГ составляет авианосец «Куин Элизабет» полным водоизмещением 70 600 тонн. Две газотурбинные установки позволяют достичь максимальной скорости хода 25 узлов. Запасы топлива обеспечивают дальность похода 10 тысяч морских миль на скорости 15 узлов. Запасы авиационного оружия и горючего рассчитаны на пять – семь суток активных боевых действий. Штатный самолет «Королевы» – истребитель пятого поколения Lockheed Martin F-35В. Помимо него, на авианосце могут базироваться противолодочные вертолеты EH101 Merlin и вертолеты ДРЛО Sea King ASaC mk7.

Для взлета F-35 с коротким разбегом авианосец оборудован носовым трамплином. Что интересно, на этом крупном корабле предусмотрена только одна стартовая позиция для ЛА. Отсутствие катапульты исключило возможность использования с него палубников ДРЛО типа Е-2С «Хокай» (других палубных самолетов ДРЛО в НАТО не имеется и пока не разрабатывается). Это определило достаточно большую продолжительность взлета авиагруппы. Для старта 18 ЛА потребуется от 10 до 15 минут. Авиакрыло «Королевы» может совершить 420 самолето-вылетов в течение пяти дней с возможностью ночных действий при максимальной интенсивности полетов 110 рейдов в сутки. Такая напряженность использования палубной авиации вполне соответствует тому, что имели американские неатомные авианосцы 60–70-х годов прошлого века.

Средства ПВО представлены двумя 20-мм шестиствольными американскими АУ «Вулкан-Фаланкс» – слишком слабая защита от серьезного воздушного противника. Каждая с весьма низкой вероятностью может уничтожить лишь одну ПКР за 30–40 секунд. То есть удар даже одиночных СВН этот корабль своими огневыми средствами ПВО отразить не может. Стоит напомнить, что такое же вооружение имел и приснопамятный УДК «Мистраль», от которого наш флот благополучно избавился, – две 25-мм АУ с еще меньшими возможностями, чем «Вулкан-Фаланкс».

Известно, что на корабле зарезервировано место под две 16-контейнерные УВП зенитных ракет «Астер». Однако данных об установке этого комплекса на «Куин Элизабет» пока нет.

Таким образом констатируем, что авианосец ориентирован на участие в экспедиционных действиях против слабого противника, не способного оказать эффективное противодействие ни самой «Королеве», ни ее авиакрылу.

Характеристики эсминцев типа «Дефендер» и однотипного с ним «Даймонда» приведены в предыдущей статье. Подчеркну только, что они обладают исключительно большим количеством целевых каналов основного ЗРК – 16. Однако ударного вооружения корабли практически не имеют – дозвуковая ПКР вертолетного базирования Sea Skua с дальностью стрельбы 25 километров при весе боевой части всего 35 килограммов серьезной угрозы для наших кораблей не представляет. Вертолет просто не выйдет в позицию залпа. Это главные корабли охранения английского авианосца.

Кроме них, существенный вклад в боевую устойчивость британской АУГ вносит американский эсминец «Салливанс» типа «Орли Берк». Они хорошо известны, имеют в качестве главного вооружения различные виды ракетного оружия, расположенного в двух универсальных вертикальных подпалубных пусковых установках Mk-41 общей емкостью 96 ячеек. Типовая загрузка ракетного оружия может включать 24 крылатые ракеты «Томагавк», 16 ПЛУР ASROC и 56 ЗУР «Стандарт-2». Кроме этого, корабль располагает 16 ракетами «Гарпун» в палубных ПУ и оснащен боевой информационно-управляющей системой типа «Иджис».

Фрегаты «Кент» и «Ричмонд» относятся к типу 23. Они оптимизированы под решение преимущественно противолодочных задач. Имеют только средства ПВО самообороны. Их ударное вооружение представлено двумя ПУ по четыре ячейки для ПКР «Гарпун».

Нидерландский фрегат «Эвертсен» вооружен ЗРК с ракетами RIM-162 с дальностью стрельбы 50 километров. Ударное вооружение аналогично английским фрегатам – восемь ПКР «Гарпун».

Если сравнить ударные потенциалы двух группировок, то можно увидеть, что в количестве располагаемых на кораблях ПКР они идентичны – по 48 ракет на каждой. Однако российская КУГ имеет существенное качественное превосходство – наши ракеты вдвое дальнобойнее, обладают более совершенной и помехоустойчивой ГСН, а также развивают сверхзвуковую скорость полета в отличие от «Гарпунов».

ПКР корабельного базирования британская АУГ может дополнить 36-ракетным залпом с палубных самолетов. И это максимум. В реальности часть ЛА придется задействовать для обеспечения истребительного прикрытия ударных групп. Так что в реальности более 18–20 ПКР в ударе с самолетов авиагруппы британского авианосца не получится. Российская группировка может также ввести в действие ПКР авиабазирования – три – шесть ракет комплекса «Кинжал» с МиГ-31 и 6–18 ракет Х-32 (или Х-22) с Ту-22м3, а также 24 и более ПКР Х-35 с Су-34 (истребительное авиационное прикрытие ударных групп ляжет на Су-35).

Естественно, обе стороны вместо части ПКР на ударных самолетах из состава фронтовой (Россия) и палубной (Британия) будут размещать противорадиолокационные ракеты, подвешивать комплексы РЭБ для самообороны. Так что количество ПКР будет сокращено еще больше.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что наша авиационная группировка обладает существенным превосходством в количестве и качестве противокорабельного ракетного оружия. В целом получается, что российские силы флота и авиации имеют существенное превосходство в части ПКР над британской АУГ.

Однако в корабельных средствах ПВО превосходство за англичанами. Общее количество целевых каналов ЗРК коллективной обороны британской АУГ приближается к 40, тогда как у российской группировки около 20. Превосходит существенно британская АУГ нашу КУГ и в дальности стрельбы ЗРК. Однако расположенный на авиабазе «Хмеймим» ЗРК С-400 может дополнить систему ПВО нашего корабельного соединения при наличии соответствующей организации и загоризонтного целеуказания. С учетом этого фактора разрыв в возможностях системы ПВО существенно сокращается.

Ключевым условием успеха в боевых действиях на море является достижение информационного превосходства. Ограниченный размер вероятного района БД в восточной части Средиземноморья в сочетании с наличием у обеих сторон поддержки самолетами разведки, РЭБ, ДРЛОиУ берегового базирования делают потенциалы противоборства за информационное превосходство у противостоящих сторон примерно равноценными.

Таким образом, из анализа следует, что российская корабельная группировка и силы ВКС на авиабазе «Хмеймим» вполне отвечают сложившейся ситуации, располагаемым в районе корабельным силам НАТО и вполне способны разгромить, если не уничтожить, британскую АУГ. Изменение военно-политической обстановки будет сопровождаться адекватным реагированием ВС РФ. При ее обострении происходит наращивание группировок авиации, флота и ПВО на угрожаемых направлениях, в том числе и для создания повышенной угрозы вероятному противнику на других более благоприятных направлениях, с тем, чтобы принудить отвлечь силы из района восточного Средиземноморья, продемонстрировать решимость пойти на самые решительные и масштабные действия, не допустить разгрома нашей группировки в этом районе.

Но при этом, конечно, надо помнить, что ВС РФ в нынешнем состоянии способны без применения ОМП решать задачи защиты национальных интересов от военных угроз исключительно в конфликтах низкой интенсивности. В масштабной войне мы неизбежно должны будем использовать в полном объеме ядерный потенциал. Учитывая, что другие страны мира активно развивают свои ракетно-ядерные силы – в частности, Израиль и Китай не ограничены никакими договорами, а США развивают систему стратегической ПРО, которая с ее развертыванием на кораблях обретает потенциал, существенно влияющий на ядерный баланс между Россией и Америкой, – то Кремлю, возможно, следует подумать о выходе из Договора СНВ-3 или начать ускоренно развивать асимметричные системы ракетно-ядерных вооружений, позволяющих небольшим составом решать задачи гарантированного уничтожения всех вероятных противников в любых условиях.

 

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

 

Источник

Последние новости
Если раньше нашим экспертам и союзникам в органах власти противодействовали открыто, теперь феминистки…
Цивилизационное основание есть определённая духовность, а носитель её и строитель цивилизации есть определённый…
Чем занимаются правоохранители, «отважные охотники за неполиткорректными словами»?…