Дипломат из Азербайджана допустил свинское хамство в адрес России и русского народа

Дипломат из Азербайджана допустил свинское хамство в адрес России и русского народа

«Свинья», «вонь на весь мир» и прочие оскорбления в адрес «русской нации». Все эти хамские заявления бывшего азербайджанского дипломата в перепалке с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским ожидаемо вызвали в России грандиозный скандал.

Кто такой Исфандияр Вагабзаде, почему он позволяет себе такие высказывания в адрес России и русских – и каким должен быть ответ на его провокации?

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский в эфире программы «Соловьев Live» на YouTube прокомментировал скандальное заявление экс-посла Азербайджана в Белоруссии, Молдове и Пакистане Исфандияра Вагабзаде. По словам политика, он не оставит это безнаказанным. «Мы направим жесткое письмо главе Республики Азербайджан с требованием возбудить уголовное дело. Это оскорбление чудовищно. Это средневековье», – сказал лидер ЛДПР. В свою очередь ведущий шоу Владимир Соловьев отметил, что азербайджанский дипломат «наговорил на статью».

Ранее бывший чрезвычайный и полномочный посол Азербайджана, доктор филологических наук и профессор Исфандияр Вагабзаде обратился к главе ЛДПР Владимиру Жириновскому, который сказал, что в республике царит диктатура, а ее территорию в свое время подарил Российской империи иранский шах. В ходе обращения дипломат позволил себе, мягко говоря, экстравагантные высказывания.

Звучало это так: «Володь, слушай... Ты когда-то нас обозвал баранами, но я не пойму, почему все мы промолчали. Прошло некоторое время, и ты начал наглеть. Твоя наглость не имеет предела. Что угодно ты ворчишь, гавкаешь, что угодно говоришь…». Далее последовали заявления о том, что Жириновский «свинья» и аналогичные эпитеты в адрес «русской нации» и о «вони на весь мир».

«Я не простой человек, я доктор наук, профессор филологии. Когда ты ерундой занимался, я в Афганистане выполнил ваш оккупационный, интернациональный долг... Я работал в Пакистане, Швейцарии, Молдове и Беларуси... Знай свое место!».

Также «непростой человек» сообщил, что Азербайджан посылает в Россию икру, рыбу и деньги, пока сам азербайджанский народ голодает. И пообещал за свои средства купить Жириновскому намордник и отправить его в Москву.

Конечно, нечто подобное мы регулярно слышим от наших грузинских и украинских коллег, но, как правило, это произносится некими свободно гуляющими на воле персонажами, не имеющими ранга чрезвычайного и полномочного посла. Так стоит ли на это отвечать, а если стоит, то как?

Для начала надо понять, с кем мы имеем дело. Самое главное в жизни Исфандияра Вагабзаде – это его происхождение. Он сын классика азербайджанской литературы, поэта, филолога, национального мудреца, борца за независимость и академика Бахтияра Вагабзаде. Это звание такое – «сын великого поэта».

Именно отец, пока был жив (а скончался народный поэт Азербайджана в 2009 году), постоянно устраивал сына на престижные работы, специально обивая пороги и доходя в этом деле непосредственно до обоих Алиевых. Отказать Бахтияр-муаллиму никто не мог, в Азербайджане он – икона (примерно, как Лихачев и Бродский в одном флаконе). Потому Исфандияр Бахтияр-оглы постоянно выплывал в новой хорошей должности, несмотря на удивительное для дипломата и просто вменяемого человека поведение.

После смерти отца (а на похоронах народного поэта присутствовало все руководство Азербайджана, начиная с президента Ильхама Алиева, а турецкий лидер Реджеп Эрдоган лично выразил соболезнования) карьера Исфандияра Вагабзаде пошла на спад. В конце концов, его уволили из МИДа Азербайджана, и в 2019 году он вдруг решил примкнуть к оппозиции в лице бывшего министра здравоохранения Али Инсанова, осужденного за растрату и коррупцию. Эта группа попыталась создать оппозиционную партию вокруг освобожденного по амнистии Инсанова. Именно тогда в 2019 году Исфандияр Вагабзаде и завел свой YouTube-канал, на котором еженедельно выступал с крайне резкими, грубыми, а порой и вовсе неадекватными речами.

Исфандияр Бахтияр-оглы Вагабзаде учился в советское время в Азербайджанском госуниверситете на престижном факультете востоковедения, на персидском отделении. Сразу после окончания университета в 1976 году он уехал посольским переводчиком в Тегеран, что тоже было невозможно без соответствующей протекции. В 1983 году был командирован по линии Министерства обороны СССР в Афганистан. Переводчики Минобороны проходили по линии ГРУ, а не МИДа. Переводчиком советского посольства в Кабуле, кстати, в то время трудился будущий тележурналист Евгений Киселев, ныне вещающий из Киева.

Однако командировка в Афганистан для Исфандияра Вагабзаде была разовым событием. Обычно такое делалось для примечательной записи в личном деле и анкете. В боевых действиях такие «блатные» переводчики не участвовали, а работали или в штабе 40-й армии, или в крупных гарнизонах на связи с местными афганскими партийными деятелями. Основной же работой для него стал комсомол. Вплоть до 1991 года он трудился по партийной линии и дошел до инструктора Бакинского горкома партии.

После распада СССР отец пристроил его главой администрации Сабаильского района. В тот период многие из тех, кто делал карьеру по партийной линии, уходили в местное самоуправление, где были реальные власть и деньги. Но продержался он там только девять месяцев и был с треском уволен за служебное несоответствие.

Тогда же в 1991 году, опять же по просьбе отца, его взяли в нарождающийся МИД Азербайджана. Надо сказать, что в основном в республиканском МИДе работали и работают профессиональные люди, большинство из которых училось в МГИМО (как и сам Ильхам Алиев) и в Дипломатической академии в Москве. В Азербайджане этому направлению государственной деятельности всегда уделялось особое внимание.

«Блатные» были и есть, куда ж без них на Востоке, но Исфандияр Вагабзаде просто олицетворял эту касту. Его сослуживцы того периода работы в центральном аппарате МИДа в Баку помнят замкнутого, необщительного и хмурого человека, что само по себе странно для дипломата. Кроме того, мужчина был и с другими странностями. Говорят, он боится ездить в лифте (эта фобия сохранилась до сих пор). И у него была коронная шутка: он прятался в своем кабинете в шкафу, а когда заходила уборщица, резко выскакивал оттуда. Доходило до истерик и обмороков. Вряд ли это можно назвать разумным поведением для взрослого мужчины из хорошей семьи с прекрасным образованием и военным опытом.

В МИДе его терпели год, не более. И уже в 1994 году, опять же по протекции отца, он становится заместителем министра культуры Азербайджана. На этой должности его терпели чуть дольше – три года. И в 1997 году, опять же по просьбе отца (этот рефрен уже можно даже не повторять), Гейдар Алиев назначает его послом в Пакистан, несмотря на то, что там говорят не на персидском языке, а на урду – языке хоть и родственном, но все-таки совсем другом.

В Пакистане ему сразу не понравилось. Приезжавшим туда азербайджанским делегациям и официальным лицам он жаловался на свою тяжелую долю. Плохой климат и подрыв здоровья.

С собой он постоянно носил пакет с лекарствами, который и демонстрировал приезжавшим, что вызывало, скажем так, недоумение. В конце концов случился грандиозный скандал. Посол Азербайджанской республики в Исламабаде устроил пьяный дебош (это в стране победившего шариата!), пытался скрыться от полиции и случайно попал на территорию охраняемого военного объекта.

Терпение пакистанцев кончилось, и народному поэту Азербайджана пришлось искать для своего сына новое место. В 1999 году посол уезжает постоянным представителем АзР при отделении ООН в Женеве и в сопутствующих международных организациях. В 2006 году, то есть при живом еще отце, он становится послом в Молдове.

Уровень его профессиональной подготовки характеризуют несколько фактов. Посол Вагабзаде несколько дней бомбардировал МИД в Баку телефонными звонками, утверждая, что у него есть срочная информация особой важности. В итоге выяснилось, что он хотел сообщить в центральный аппарат МИДа данные о забастовке таксистов в Кишиневе. А получив назначение в Минск, он просто не делал ничего. С премьер-министром Беларуси вновь назначенный посол встретился впервые только через год после назначения. А в 2016 году во время официального визита Алиева в Минск посол просто не пришел на встречу с Александром Лукашенко, на которой обязан был присутствовать по протоколу, сославшись на болезнь. Утром дело было. Понимаем, болел человек.

Видимо, именно это стало последней каплей. Выждав немного, Алиев окончательно увольняет Исфандияра Вагабзаде с дипломатической работы без предоставления обычной на Востоке в таких случаях синекуры. Экс-посол уходит в оппозицию, раздает интервью и открывает этот самый YouTube-канал.

Начиналось это так: «Здравствуйте. Я чрезвычайный и полномочный посол, кандидат наук, профессор Исфандияр Вагабзаде буду встречаться с вами каждую неделю и буду стараться делиться с вами мыслями не на научном, не на дипломатическом, а на том языке, который вы понимаете. Я часто выступал в социальных сетях и каждый раз просматривал комментарии к ним. Спасибо за то, что слушаете мои выступления от начала до конца. Можно сказать, что 99,9% людей меня поддерживает и соглашается со мной, и только менее 1% людей не согласны со мной в силу своей безграмотности».

Большую часть времени Вагабзаде тратил обычно на сведение счетов с бывшими коллегами по МИДу, утверждая, что он всегда был или выше по должности и рангу, или просто лучший. Специалисты по азербайджанскому языку говорят, что он искусственно, с целью эпатажа, примитизирует свою речь, доводя ее до уличной грубости, почти что уголовного языка. Кроме того, он часто выступает с «историческими» исследованиями. Так называемая «кухонная» или «фольк-история» – вольные и безграмотные интерпретации слов и названий с целью восхваления и «удлинения» истории нации.

Надо сказать, что Вагабзаде был одним из самых ярых сторонников военного решения карабахского вопроса. В Баку ведь надолго затаились и говорили о войне в последние лет 20 шепотом и только своим, а на людях выражали миролюбие. А Вагабзаде резал правду: «Да, я призываю к войне. Война непременно должна случиться. Я объясню почему. С самого первого дня зарождения планеты существуют войны, и они будут продолжаться до последнего дня существования жизни на Земле».

И вот Жириновский собирается с этим персонажем судиться. При всем уважении, вряд ли это продуктивный ход. Для Вагабзаде – безработного «оппозиционного» блогера – это только лишний пиар.

Предложение Соловьева об обращении в прокуратуру более конструктивно. Тут даже неважно, что реально привлечь этого персонажа к ответственности за свои слова почти нереально. Важен будет сам факт того, что такие слова не остаются повисшими в воздухе.

Есть и еще один момент. Вагабзаде, несмотря на опалу и псевдооппозиционность, сохраняет ранг (не должность) посла. Раз посол – навсегда посол. Следовательно, российский МИД имеет полное право заявить решительный протест (как бы затасканно это ни звучало), несмотря на то, что Вагабзаде не находится на действующей дипломатической службе.

И если Ильхам Гейдар-оглы Алиев хочет сохранять нормальные отношения с российскими гражданами хотя бы на эмоциональном уровне, то он мог бы и лишить этого странного типа статуса посла вместе с пенсией и привилегиями. Хотя мы, конечно, никому ничего не советуем. Почему-то кажется, что покойный народный поэт Азербайджана Бахтияр Вагабзаде такое решение в адрес своего сына одобрил бы.


 

Источник

Последние новости
В Санкт-Петербурге 20-21 октября состоялась конференция под названием «Медицинские, организационные и политические особенности…
Совсем недавно мы смеялись над Европой, где извращенцы требовали себе дополнительных прав, и…
Произошло давно ожидаемое событие в части запуска очередной волны принуждения к модной процедуре,…