Анатомия жизни и ее смысл

Анатомия жизни и ее смысл

Извечный философский вопрос о смысле жизни, при всем множестве предлагаемых концепций, на самом деле имеет только один бесспорный ответ – в самой жизни, ее продолжении. Даже зацикленный на классовой борьбе Фридрих Энгельс признавал, что в конечном счете «..главное – это производство и воспроизводство действительной жизни»

Это несомненно, ведь с физической смертью живого организма исчезает и все остальное, любые другие смыслы. Всякие мотивации имеют исключительно прижизненное значение, с прекращением жизненного процесса они автоматически теряются.

Господь Бог (или природная эволюция, как считают поклонники Дарвина, в данном случае это неважно) устроил жизнь на земле как целостный и взаимосвязанный процесс со множеством участников – от простейших микроорганизмов до венца творения человека, отличающегося от прочих наличием идеальной составляющей в виде души и сознания. Жизнь каждого организма без исключения заключается в обмене веществом и энергией с другими организмами и с неживой средой обитания. Прекращение обмена означает прекращение жизни, то есть смерть.

Длительность и качество жизни зависят от меры того, что древний грек Платон назвал «благом», которое, по его определению, представляет собой возможность раскрытия потенциала развития, изначально заложенного Создателем (или природой, как верят атеисты) в каждый организм. Благом является все то, что способствует «производству и воспроизводству действительной жизни». У животных это условия материальной среды обитания, а у человека плюс к тому еще и условия среды социальной, в которой между людьми происходит обмен на уровне их идеальной сущности.

При этом идеальное начало дает человеку возможность не только приспосабливаться к внешним условиям бытия, но и изменять их в благоприятном для себя направлении, искусственно наращивая благо ради собственного выживания и развития. Когда говорят, что человек сотворен Богом по Его образу и подобию, имеется в виду не внешнее сходство, а то, что человек наделен Творцом способностью изменять мир Божий, хотя и строго в рамках того, что ученые называют «законами природы», которые даны изначально.

Само развитие идет по спирали от простого к сложному. Развитие – это усложнение. Упрощение есть движение в обратном направлении, от жизни к смерти. За счет идеальной своей ипостаси человек обладает уникальной, никакому земному организму в такой мере не присущей способностью к развитию за счет накопления и коллективного осмысления информации о мире, о самом себе и о своем месте в бытии.

Накопление информации осуществляется индивидом при жизни и, главное, человеческим сообществом путем передачи ее из поколения в поколение. Жизнь индивида коротка и совершенно недостаточна даже для создания базового инструмента осмысления действительности, коим является человеческий язык (да и не нужен язык человеку, если рассматривать его отдельно от других людей, вне общения с ними). Язык и культура, включая науку и все прочие специфические атрибуты человечества, выделяющие этот биологический вид из остального животного мира, суть продукты социальные, созданные сообществами людей в течение длительного времени их жизнедеятельности.

Это ключевой момент для понимания устройства жизни биологического вида хомо сапиенс. Существуют два основных живых организма, два субъекта жизни: индивид и народ. Это разные уровни организации одной и той же – человеческой - живой материи.

Индивид, то есть человек как таковой, представляет сбой элементарную, далее не делимую единицу жизнедеятельности. Он появляется на свет как материальный биологический объект и формируется как идеальная личность в биологической и социальной среде человеческого сообщества, называемого народом. Поэтому говорят, что человек есть существо биосоциальное.

Народ является самобытной сущностью, самовоспроизводящейся за счет биологического рождения и идеального формирования своих структурных элементов – людей. Биологическое и социальное содержание народа постоянно обновляется, одни люди умирают, другие рождаются, язык и культура эволюционируют.

При этом новые поколения появляются на свет не на пустом месте. Вместе с материальной кровью предков они наследуют накопленный народом идеальный опыт в виде языка и культуры. И приращивают этот опыт в процессе собственной жизнедеятельности, в результате чего наследство их детей получается богаче их собственного. Так оно и идет по нарастающей – биологическое воспроизводство и социальное усложнение, это и есть развитие народа.

Каждый народ является сущностью уникальной, неповторимой как с биологической (генетика), так и с социальной (язык и культура) точек зрения.

Биологическая идентичность народа складывается из двух составляющих. Это, во-первых, расовая основа, присущая всем народам данной расы и обозначенная в ДНК неизменной последовательностью нуклеотидов в Y-хромосоме мужчин и специфическим строением митохондриальных колец в клетках у женщин.

Во-вторых, это собственно геном, регулирующий текущую наследственность в неких свойственных данному народу рамках, весьма широких ради обеспечения биологического разнообразия, которое требуется эволюции, но и не настолько безразмерных, чтобы невозможно было судить о внешней, антропометрической, и внутренней, психофизиологической, «типичности» того или иного индивида. При всем множестве вариантов и отступлений, общий национальный антропологический тип существует и определяется эмпирически (в быту говорят «типичный русский», «типичный еврей» и т.д.) в отсутствие на нынешнем этапе развития генетики объективных научных параметров (антропометрические и психофизиологические критерии не являются достаточно однозначными и надежными).

В социальной сфере народы различаются языком и культурой. Всякий национальный язык по-своему, одному ему присущим образом расчленяет опосредованную им действительность при ее моделировании в сознании, которое называется мышлением. Отсюда, в частности, образуется так называемый «национальный менталитет». А всякая национальная культура, помимо уникального генетического фундамента, носит неповторимый отпечаток того окружения, природного и человеческого, в котором живет народ, и той истории, которую уготовило народу Провидение. Нет на свете двух одинаковых народов – иначе это был бы один и тот же народ.

Оптимальной средой для жизни человека является его народ. Народ породил индивида в своем биологическом инкубаторе, наделив определенной национальной наследственностью, и вырастил в условиях самобытной народной культуры, что обеспечивает максимально благоприятные условия для обмена энергией с другими людьми этого народа, который составляет суть человеческой жизни. Национальное генетическое наследство (т.н. «кровь») обеспечивает физическую выживаемость индивида в силу того, что породивший его генофонд тысячелетиями своего бытия доказал жизнеспособность данного рода, выросшего в целый народ (миллионы родов за это время исчезли с лица земли, остались только самые биологически сильные). В не меньшей мере выживаемости способствует и неразрывно связанное с кровью социальное наследство – продукт идеальной составляющей народа, его «духа».

Кровь и существующий на ее материальной основе идеальный дух являются эксклюзивными атрибутами народа как единого целого и присутствуют в каждом человеке, относящемся к этому народу. Люди все разные, и поэтому генетическая и духовная идентичность народа воплощаются в каждом индивиде специфическим образом, порой не только нестандартным, необычным, но и извращенным. Однако при любом отклонении от нормы в любую сторону они все равно в человеке присутствуют – в красавце и в уроде, в гении и в идиоте, в святом и в злодее, во всех без исключения.

В следующем уже поколении народная норма может как вернуться к среднему значению, так и поменять знак на противоположный в зависимости от сочетания генов при зачатии и от социальных условий формирования личности. Недаром говорят, что природа отдыхает на детях, когда у гениев рождаются посредственности. И наоборот, совершенно неприметное биосоциальное окружение время от времени порождает выдающиеся личности. Но все это – в границах биологических и духовных параметров, свойственных данному конкретному народу.

Важно понимать, что носителем человеческой жизни на земле в биологическом и в социальном ее измерениях является народ как единый организм. Именно народ «держит» в заданных первопредками параметрах ядро генофонда и свойственный ему социальный код, исключая из воспроизводства неудачные генетические и социальные отклонения и поддерживая удачные, благоприятные, то есть способствующие выживанию и развитию.

В социальной жизни народа, как правило, участвуют и представители других народов, причем в ряде случаев вносят в нее выдающийся вклад. Это так, и это благо. Но только в тех случаях, когда вклад инородцев созвучен общему вектору развития народа и благоприятствует его выживанию. И в любом случае инородное участие в любой сфере жизнедеятельности не может быть доминирующим в силу того, что, независимо от намерений и сиюминутных результатов, рано или поздно оно войдет в диссонанс с общим вектором развития, который у каждого народа уникален в силу его самобытнсти.

Человек относится к народу как часть к целому. Будучи биосоциальным продуктом жизнедеятельности народа, человек в меру потенциала, которым наделила его народная природа, и в меру своего разумения (Всевышний наделил человека свободой воли) участвует в продолжении этой жизнедеятельности как биологически, рождая детей, так и социально, внося свой вклад в общенародное культурное достояние и приращивая народное благо.

По самому большому счету в этом и состоит смысл жизни человека – в продолжении жизни народа как более сложной формы организации живой материи, частицей плоти и духа которой он является. Это главный надличностный смысл жизни индивида, которому должны быть подчинены все остальные смыслы и цели, как надличностные, так и личностные.

Ни собственное благо, ни что-либо еще не должны подменять или заслонять собой главный смысл. Нет и не может быть других приоритетов, потому что жизнь – это все, а носителем жизни является народ. Жизнь самого индивида лишь частный и мимолетный фрагмент в жизни народа, которая является многотысячелетним непрерывным процессом развития живой материи. Ни продление собственной жизни, ни прочие императивы, кажущиеся важными, не могут быть оправданием отступления от главной цели служения народу.

Таково мировоззренческое основание идеологии национализма, и оно представляется единственно верным, потому что отражает реальное устройство бытия рода людского. Прочие идеологии, ставящие во главу угла иные приоритеты, искажают смысл человеческой жизни, мешают народному благу и ведут в конечном итоге к катастрофе, к смерти.


Александр Никитин
Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»

Последние новости
Надежды на то, что питерский градоначальник Беглов образумится и самостоятельно отменит позорные QR-метки…
В последнее время официальные СМИ радостно представляют данные о росте экспорта продовольствия из…
После прошлогоднего дурдома с куарами, казалось, ничего из кабинетов власти стоящего ждать не…