Кризис в Казахстане привел российских либералов в турецкий и британский лагерь

Кризис в Казахстане привел российских либералов в турецкий и британский лагерь

«В турецких СМИ ведется активное освещение протестов... В турецких и пантюркистских пабликах обвиняют Москву во всех смертных грехах».

Такими словами эксперты оценивают негативную реакцию, которую вызвало в Турции вмешательство ОДКБ в казахстанский кризис. Аналогичную реакцию, как ни странно, демонстрирует вовсе не Запад, а российские либералы.

Казалось бы, американские и европейские СМИ должны громко возмущаться «российскому вторжению» в суверенный Казахстан и очередному попранию демократических устремлений соседей российской военщиной.

И такие возмущения действительно есть. «Россия уже вынуждена была поддержать белорусского диктатора Александра Лукашенко после массовых протестов в 2020 году. Теперь она делает то же самое в Казахстане, где решение Назарбаева уйти с поста президента и оставаться при этом пожизненным «лидером нации» рассматривалось как модель поведения для Путина», – пишет Financial Times.

«Путин направил войска в центральноазиатское государство Казахстан для того, чтобы попытаться потушить последний из серии опасных пожаров, охвативших земли бывшего Советского Союза. Территорию, которую Москва считает своей сферой влияния, но при этом старается успокоить», –указывает New York Times. А Washington Post призывает сравнивать ввод российских войск в Казахстан не с Чехословакией–1968, а с Новочеркасском–1962.

Скромная Европа

Однако в целом возмущающихся на Западе не так много, а тональность высказываний официальных лиц выглядит сдержанной. «Ситуация в Казахстане вызывает серьезное беспокойство. Права и безопасность граждан должны быть гарантированы. Внешняя военная помощь вызывает в памяти ситуации, которые нужно избегать. Евросоюз готов помочь в деле разрешения этого кризиса», – говорит верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики Жозеп Боррель. Заметим, никаких требований к России вывести войска, а к казахстанским властям – убрать в сторону оружие и идти на диалог с бунтующей толпой, полной мародеров и исламистов.

Приходящая из Казахстана картинка не располагает к защите протестующих. Погромы, горящие здания, избиение полицейских и даже их обезглавливание – казахстанский протест сложно выдать за очередную «демократическую революцию» против диктаторского режима.

Кроме того, важно учитывать интересы западных компаний, которые вложили в местную экономику сотни миллионов долларов. Chevron и ExxonMobil уже вынуждены были «скорректировать» объемы добычи углеводородов – в том числе и потому, что часть нанятых по контракту сотрудников из совместного с казахскими партнерами предприятия тоже решила принять участие в беспорядках. Сейчас иностранные компании требуют навести порядок в стране – и понимают, что сделать это можно только при помощи Москвы.

Что же касается интереса западных властей, то они всячески поддерживают втягивание России в среднеазиатские дела. В Вашингтоне и Брюсселе надеются, что Москва погрязнет в тамошних межклановых разборках. В результате чего у России будет куда меньше ресурсов для противодействия западной политике на восточноевропейском направлении.

Наконец, сами европейские элиты не хотят лишний раз злить Москву перед началом переговоров о безопасности с США и НАТО. Евросоюз стремится стать субъектом этих дискуссий. Французы и немцы активно действуют ради того, чтобы не остаться на обочине переговорного процесса, поэтому и выбирают слова в отношении далеких и не особо нужных казахстанских дел.

Обиженная Турция

Если уж откуда и раздается жесткая критика, так это из Турции. Страны, которая вложилась в Казахстан куда сильнее, чем Европа. И которой Россия в очередной раз перешла дорогу. Дело в том, что Анкара давно работает на казахстанской идеологической целине.

«Центральная Азия стоит перед непростым выбором. С одной стороны – условно европейский путь развития. Сюда входит не столько конкретный блок или страна, а образ мышления, где основой для развития является повышение качества человеческого капитала, за которым идет развитие гражданского общества – со всеми его последствиями в виде демократизации и повышения качества жизни. С другой – условно восточный путь развития, где ответами на актуальные вопросы становятся национально-культурные ценности и ислам, – говорит газете ВЗГЛЯД директор информационно-аналитического центра МГУ (ИАЦ МГУ) Дарья Чижова. – На внешних рубежах это хорошо понимают, именно поэтому основа турецкого влияния (если убрать экономику) – то это попытка «продать» взвешенный образ. Образ страны, которая может совмещать и европейский, и восточный путь», – поясняет эксперт.

Турецким властям удалось наладить связи с окружением первого президента Назарбаева, но в Анкаре могли бы быть окончательно удовлетворены тем, кто пришел ему на смену. «Турция вкладывала огромное количество ресурсов в подготовку новой казахстанской элиты (через работу в образовательной и научной сфере), а на смену Назарбаеву пришел закончивший МГИМО Касым-Жомарт Токаев», – считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Аватков.

С этой точки зрения, начавшиеся протесты могли быть позитивно восприняты в Анкаре. Ведь если бы улица победила и в стране состоялась бы революция, во власти оказались бы отнюдь не либералы, а протурецкие казахские националисты.

«После переформатирования Совета тюркских государств и внушительной роли Турции в деле урегулирования нагорно-карабахского конфликта в СМИ все чаще стали звучать мысли о том, что и Центральная Азия должна стать частью «тюркского мира», с которым евразийская идеология не может сосуществовать», – говорит Чижова. «Анкара подрывает постсоветское пространство через реализацию пантюркистских планов, подразумевающих туркоцентричную интеграцию и позиционирование турок как единственно правильных тюрков», – добавляет Аватков.

Если бы противостояние затянулось, то Турция могла бы предложить ввести миротворческие силы Организации тюркских государств. А после этого позаботиться о том, чтобы новые казахстанские власти были из числа тех, которые были воспитаны турецкими университетами.

Но ситуация изменилась после оперативного решения о вводе войск ОДКБ. «Сейчас недовольство Турции висит в воздухе, но на официальном уровне не артикулируется. Турецкие власти призывают к спокойствию народ и власти в Казахстане, а также пытаются действовать через Организацию тюркских государств, – говорит Аватков. – Однако в турецких СМИ ведется активное освещение протестов, тон которого перешел от нейтрального к сдержанному недовольству в связи с действиями России и вводом ее войск. В турецких и пантюркистских пабликах обвиняют Москву во всех смертных грехах».

«Примеры Грузии и Карабаха показывают, что Москва использовала свои «миротворческие» миссии как инструмент укрепления своего военно-политического влияния в интересующей ее геополитической сфере. Кроме того, присутствие в Казахстане русского населения дает Кремлю почву для вмешательства, что будет угрожать национальному суверенитету Казахстана», – пишет стамбульский Центр исследований экономики и внешней политики.

«Вмешательство ОДКБ рассматривается как операция по спасению Токаева и казахстанской элиты, которую он представляет. Появление российских солдат в Казахстане, где проживает три с половиной миллиона русских, может настроить людей против России», – угрожает турецкая Hurriet.

Сейчас стоит ожидать резкой активизации работы протурецких НПО и СМИ в Казахстане. «Ввод войск ОДКБ для работающих в Казахстане протурецких НПО – это еще один повод надавить на боли своей аудитории. Сказать о национальном суверенитете, о других ценностях, напомнить о других негативных сценариях на постсоветском пространстве», – отмечает Чижова.

Показательное совпадение

Однако куда яростнее турок ввод войск ОДКБ в Казахстан критикуют некоторые отечественные деятели. «Стремительным вводом войск под крышей ОДКБ в слабеющий на глазах Казахстан Москва начинает азартную имперскую игру за создание Южно-Сибирского ОРДЛ‘а. Для начала в составе Казахстана», – вещает политолог Андрей Пионтковский. Не зная, видимо, о том, что российские войска в рамках контингента ОДКБ размещаются отнюдь не только и даже не столько на русскоязычном севере республики. И о территориальном разделе Казахстана даже речи не идет – наоборот, Москва всячески подчеркивает стремление защитить казахстанский суверенитет.

Ищут сомнительные исторические аналогии. «Итак, «миротворческие силы ОДКБ отправляются в Казахстан на ограниченный период с целью стабилизации и нормализации обстановки в стране». Почти с такой же формулировкой были определены задачи ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979-го», – пишет публицист Аркадий Дубнов. «Наша либеральная тусовка зашлась в экстазе: «Ввод войск в Казахстан станет для России вторым Афганистаном». Забыли, бесстыжие, что «вторым Афганистаном» они уже называли Сирию. Правда, как всегда, вляпались тогда в свое же», – написала в Telegram в ответ на это пресс-секретарь российского МИД Мария Захарова.

А некоторые либералы рисуют еще более апокалиптичные картины. «Теперь в казахов будут стрелять русские. И это возмутит всех – и просвещенных западников, и культурных казахских патриотов, и самых темных исламских фундаменталистов. Дай Бог, если я ошибусь, но фундаменталистам отступать теперь некуда, и в горах Алатау начнется партизанская война, которой будет сочувствовать все почти население Казахстана, да и всей Средней Азии. Поскольку эту войну все будут считать не гражданской (что еще полбеды), а колониальной и, что еще страшнее, межрелигиозной», – пишет бывший профессор МГИМО Андрей Зубов, ставший интеллектуальной иконой для либералов. Не понимая, видимо, что перспективы коллективного среднеазиатского «джихада» разбились о картинки того варварства, которое устроили «культурные казахские патриоты» на улицах Алматы.

Наиболее системно к претензиям подошел так называемый Конгресс Российской Интеллигенции, написавший коллективное письмо (которое подписали Леонид Гозман, Лев Пономарев, Дмитрий Быков и т. п.). Авторы назвали направление российских подразделений «преступлением против народов России и Казахстана». А также выразили протест против того, чтобы «наши сограждане погибали и убивали ради спасения дискредитировавших себя правителей». В Конгрессе заявляют, что вмешательство России ухудшит «положение русскоязычных граждан Казахстана, которые станут ответственными за империалистическую политику российского руководства».

Конгрессу, видимо, невдомек, что положение русскоязычных граждан будет ухудшено именно в случае бездействия России. И что никакого «мирного, демократического Казахстана» в случае победы экстремистов не будет. А действия Вооруженных сил РФ прямо сейчас выручают российских граждан в Казахстане. Например, вывозя на Родину военно-транспортной авиацией тех, кто не может вернуться из-за прекращения пассажирского сообщения.

Иначе говоря, перед нами – крайне показательное совпадение риторики, даже если это произошло случайно. Турецкие националисты и российские либералы используют сходные тезисы для пропаганды своих версий кризиса в Казахстане. Неужели некоторые российские граждане готовы поддержать любые силы, которые противостоят России на постсоветском пространстве? Прозападных либералов, украинских нацистов, казахских исламистов – не важно, лишь бы эти силы выступали против российских «имперских амбиций»? В таком случае пусть они не удивляются, когда российское государство и общество наградят очередного из них клеймом «иностранный агент».

 

Источник

Последние новости
Военные России применили на Украине непобедимое оружие. Такими печальными для американского ВПК и,…
Сообщения о том, что Вашингтон передал разведданные Киеву, ставит вопрос о нахождении США…
Убийство известной американской  журналистки палестинского происхождения,  корреспондента «Аль-Джазиры» Ширин Абу Акиле является «потенциальным…