Сумеет ли Байден перевести назад часы Судного дня?

Сумеет ли Байден перевести назад часы Судного дня?

Известный британский историк, автор книг по советской военной истории и истории дипломатии, профессор Джеффри Робертс на днях написал в редакцию газеты Financial Times письмо, в котором привел аргументы в пользу перезагрузки отношений между США и Россией в период президентства Джо Байдена.

Это письмо было как глоток свежего воздуха на фоне лавины апокалиптических прогнозов по поводу вероятной сверхжесткой внешнеполитической траектории Байдена в отношении России.

Фундаментальный вопрос состоит в том, как Белый дом может осуществить перезагрузку отношений с Россией, в то время как эта страна считается источником угрозы и главным противником Америки. Возможно, первым предварительным условием, первой предпосылкой, должно было бы стать то, что предложил профессор Робертс, а именно – шаг назад от «порога опасной конфронтации», что уже само по себе могло бы улучшить общую атмосферу российско-американских отношений.

Почему бы для начала не сделать главным приоритетом первых двух недель президентства Джо Байдена возобновление действия договора о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-III? Ведь срок действия соглашения истекает 5 февраля, то есть через шестнадцать дней после предполагаемой даты инаугурации президента.

Два десятка различных общественных групп и объединений, специализирующихся в области контроля над вооружениями, защиты окружающей среды и иных проблем, обратились 19 ноября к переходной команде избранного президента Джо Байдена с предложением. Они убеждены, что новый президент в преддверие инаугурации должен «публично выразить свою заинтересованность в продлении срока действия договора СНВ-III на пять лет» и назначить специального представителя, который начнет взаимодействовать с российскими коллегами «с первого же дня».

Эксперты также предложили, чтобы новая администрация объявила о намерении добиться участия России в переговорах о «последующих соглашениях в области сокращения ядерных вооружений». Они считают необходимым, чтобы Соединенные Штаты

— официально провозгласили политику отказа от применения ядерного оружия первыми и призвали все другие ядерные державы принять аналогичный подход;

— сократили расходы на существующую в настоящее время программу обновления и модернизации арсенала ядерного оружия и сосредоточились на том минимуме, который необходим для «обеспечения надежного ядерного сдерживания»;

— сократили чрезмерную структуру ядерных сил США и расходы на ядерное оружие, а освободившиеся средства перенаправили на такие приоритетные задачи, как борьба с пандемией Covid-19, изменениями климата и т.д.

Видные эксперты акцентировали настоятельную необходимость «возобновления активного лидерства США… в деле укрепления глобальной архитектуры нераспространения ядерного оружия и разоружения».

Что на самом деле поразительно, так это то, что в кругах стратегического сообщества США может существовать подобное общественное мнение, придающее должное значение эффективному контролю над вооружениями, нераспространению и разоружению. Этот голос звучит в тот момент, когда администрация Дональда Трампа за четыре года до основания разрушила плоды десятилетий тяжелой работы предыдущих администраций по установлению взаимного доверия и дипломатического взаимодействия по проблемам ядерных и обычных вооружений, причем как среди друзей, так и среди потенциальных врагов.

За один срок пребывания в Белом доме Трамп добился того, что вероятность распространения ядерного оружия, гонки ядерных вооружений и даже их применение, стала выше, чем когда-либо на памяти живущих ныне людей, включая эпоху холодной войны. Ужасное наследие президентства Трампа включает в себя уничтожение плодов многих десятилетий укрепления взаимного доверия между США и Россией, а также односторонний выход из знаковой сделки по иранской ядерной программе, достигнутой в 2015 году.

В этих условиях на администрацию Байдена, естественно, возлагается надежда, что она сумеет исправить ситуацию, ликвидировать глобальный ущерб в области ядерной безопасности. Хорошей отправной точкой могла бы стать пролонгация договора СНВ-III 2010 года, который является последним действующим двусторонним соглашением между США и Россией, обеспечивающим базу для стратегической стабильности между двумя крупнейшими ядерными державами даже в нынешний период напряженности.

И Джо Байден и президент России Владимир Путин выразили готовность продлить упомянутый договор и заявили, что этот шаг может заложить основу для новых соглашений в области контроля над вооружениями. Сравниться по важности с пролонгацией СНВ-III может только критическая необходимость возобновления Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), международного соглашения по иранской ядерной программе. Выход Трампа из этого многостороннего договора побудил Тегеран отказаться от взятых на себя обязательств и возобновить свою ядерную программу.

Байден неоднократно давал понять, что готов вернуть США в «иранскую сделку». Его позиция состоит в том, что если Тегеран возобновит строгое соблюдение условий соглашения, Вашингтон также «присоединится к этому договору и использует свою вновь обретенную приверженность дипломатическим методам для сотрудничества с союзниками по его укреплению и расширению, одновременно эффективно противодействия другим дестабилизирующим действиям Ирана».

Однако этот путь не будет легким. Убийство ведущего иранского ученого-ядерщика недалеко от Тегерана в прошлую пятницу террористами, нанятыми Израилем, стало суровым предостережением о том, что ближневосточные союзники США – Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты – полны решимости сделать продвижение по пути ядерной разрядки крайне проблематичным для администрации Байдена.

Та же самая клика региональных государств выступала против ядерной сделки в 2015 году, но президент Барак Обама проявил настойчивость. Именно поэтому чрезвычайно важно, чтобы команда Байдена и остальные лидеры, подписавшие СВПД, продемонстрировали дальновидность и мудрость, решительно осудив инцидент в окрестностях Тегерана.

Важно подчеркнуть, что на протяжении последних двух лет наблюдалось неуклонное нарастание тайных попыток дестабилизировать Иран и спровоцировать его на ответный удар, который можно было бы использовать в качестве повода для военного нападения. В сущности, план врагов Тегерана состоит в том, чтобы до такой степени ухудшить региональный климат безопасности, что конструктивное взаимодействие Ирана с американскими переговорщиками пришлось бы отложить. Дело осложняется тем, что Трамп, его госсекретарь Майк Помпео и другие ястребы в уходящей администрации также делают все, от них зависящее, чтобы помешать команде Байдена добиться дипломатического успеха с Ираном.

Вообще говоря, имеются все основания надеяться, что администрация Байдена вернется к политике эпохи Обамы, который добивался снижения роли ядерного оружия в Стратегии национальной обороны США. Однако здесь необходимо сделать важную оговорку: новый президент будет вынужден решать целый ряд более приоритетных проблем – пандемия, восстановление экономики, борьба с изменением климата и так далее.

 

Источник

Последние новости
На фоне начавшейся Всемирной ассамблеи ВОЗ и их заявлений о новых штаммах, в…
Накануне начавшейся вчера в Женеве Всемирной ассамблеи здравоохранения, где, как предполагается, должна быть…
Так называемый «Демократический саммит» (9-10 декабря), инициированный Соединенными Штатами Америки, как анонсируется, пройдет…